Количество мест лишения свободы:
1380
Количество заключенных:
806100
Количество дел в Страсбурге:
40300
ДРУГИЕ
ДЕЛА


25.01.2016
Дело Николая Максимова

Дело Николая Максимова

Возбуждение уголовных дел по экономическим основанием очень часто является одной из форм давления на оппонента в ходе деловых споров. В этом случае коррумпированные правоохранительные органы искусственно переносят разбирательство в плоскость уголовного права. Это позволяет применять такие методы воздействия на несговорчивых оппонентов как арест, обыск, объявление в розыск и т.д. Понятно, что доказывать свою правоту и защищать активы из-за решетки гораздо сложнее. Зачастую, хватает даже ареста на досудебной стадии, а обвинительный приговор уже и не требуется.

То, что на него навалились серьезные проблемы, провинциальный бизнесмен-перфекционист Николай Максимов по-настоящему понял летом 2009 года, когда лучшие активы основанного им металлургического холдинга «Макси-групп» начали перекочевывать в империю российского миллиардера №1 Владимира Лисина (Новолипецкий металлургический комбинат — НЛМК). За 1,5 года до этого Максимов собственноручно сделал Лисина своим стратегическим партнером.   

Сегодня в отношении Николая Максимова расследуется несколько уголовных дел, его активы, даже не связанные с металлургической отраслью, арестованы, а в июле 2011 года в офисе у юристов Максимова и у него дома прошли обыски, при этом «абсолютно успешный» (определение Максимова) холдинг «Макси-групп» банкротят с конца 2010 года. 

В бизнес-конфликте между Лисиным и Максимовым задействован настолько внушительный арсенал средств, что у этой истории не было ни малейшего шанса зачахнуть в арбитражных хрониках – она постоянно гремит уголовными подробностями на первых полосах газет. Поводов всегда хватало. Так, в феврале 2011 года Максимов прямо со своей пресс-конференции на пять дней отправился в тюремную камеру. «Я, наверное, первый человек, который <будучи> в розыске, вернулся из Англии, — бравировал Максимов после того, как екатеринбургский суд отпустил его под залог в 50 млн. рублей.

«Моя задача – добиться правды в судах, если это возможно. Как получить политическое убежище. Желания у меня нет, но я готов посидеть за правду», — удивлял журналистов Максимов, который, судя по всему, хорошо представляет, откуда в его жизни появилась пятидневная тюрьма. «Ты же понимаешь, мне дешевле заплатить судьям, чем тебе», — пересказывал Максимов в интервью журналу «Финанс» услышанное от Лисина в 2009 году «дружеское напутствие». 

По мнению защиты Максимова, инициируя возбуждение уголовных дел в отношении их доверителя, НЛМК пытается уйти от своих обязательств по покупке «Макси-групп». Сам Максимов высказывается еще резче: «Самому богатому человеку не хочется рассчитываться за предприятие, которое я построил. Я строил свой бизнес 20 лет. Построил 2 завода металлургических. Решил привлечь инвестора. Инвестор не хочет мне платить. А чтобы я молчал, надо упечь меня за решетку».     

Владимир Лисин и Николай Максимов стали партнерами в 2007 году. Тогда одержимый строительством суперсовременных металлургических мини-заводов Максимов искал денег для реструктуризации двухмиллиардной ($) задолженности. Лисин сделал лучшее предложение, и Максимов продал НЛМК контрольный пакет «Макси-групп».

По условиям соглашения, с долгами прибыльной (!) «Макси-групп» должен был разбираться НЛМК, кроме того, стороны  договорились в равных долях инвестировать средства в развитие холдинга. Первую часть своих инвестиционных обязательств Максимов выполнил, перечислив на счета «Макси-групп» полученный от НЛМК аванс за продажу контрольного пакета акций холдинга (кроме этого аванса в $ 300 млн, Максимов за свои акции ничего больше от НЛМК не получил). Однако вскоре выяснилось, что НЛМК уклоняется от реструктуризации кредитного портфеля. Кроме того, Максимов, везде и всюду объясняющий, что для него приоритетными являются именно программы развития, не согласился с планами НЛМК гасить задолженность холдинга из инвестированных им, Максимовым, средств. В итоге Николай Максимов забрал большую часть своих денег обратно (это 5,9 млрд рублей, которые сейчас арестованы). Позднее это событие превратится в один из уголовных эпизодов – вывод средств из «Макси-групп». Николай Максимов с этим категорически не согласен: «Следователь даже не предоставил в суд основные документы, принес только заявление от «Макси-групп» о хищении 5,9 млрд рублей. А где договор о перечислении денег от меня в виде займа и соответствующая платежка? Где платежка о перечислении денег мне – возврате этого займа? Посмотрев всего лишь эти три бумажечки, можно понять – ущерба нет».

НЛМК тоже перечислил «Макси-групп» заем. Но свои $ 400 млн Лисин предоставил холдингу под залог его основных активов. А когда назначенный со стороны НЛМК новый гендиректор «Макси-групп» отказался возвращать заем, лучшие активы «Макси-групп» через аукцион отошли все тому же НЛМК и его «дочкам» (только они и знали об аукционе). Понятно, что миноритарный акционер «Макси-групп» Максимов в результате этого враждебного поглощения перестал иметь вообще какое-либо отношение к своим бывшим мини-заводам. 

Максимов полагал, что точку в его конфликте с Лисиным поставит решение Международного коммерческого арбитражного суда (МКАС) при Торгово-промышленной палате РФ (в своем иске к НЛМК Максимов утверждал, что его оставили ни  с чем, однако во встречном иске представители Лисина доказывали, что Максимову еще и переплатили, поэтому денег надо требовать с него).  

31 марта 2011 года МКАС действительно принял решение, по которому НЛМК  должен выплатить Максимову 9,6 млрд рублей (основной долг плюс проценты и судебные расходы). Впрочем, уже 21 июня 2011 года Арбитражный суд Москвы отменил решение МКАС. Словом, точки в этом конфликте как не было, так и нет…

Нахлебавшись отечественного правосудия, Николай Максимов теперь утверждает, что следующие свои сделки он будет заключать исключительно по английскому праву. Правда, для этого ему как минимум надо не сесть по праву российскому.     


УИС является составной частью правоохранительной системы государства, выполняет одну из сложнейших ее функций, связанную с исполнением наказаний. Главной задачей наказания является перевоспитание оступившегося человека, воспитание в нем общеморальных ценностей, создание основ его дальнейшей социальной адаптации в обществе.

Немалую роль в этом играет привлечение осужденных к общественно-полезному труду, привитие им трудовых навыков, обучение актуальным в настоящее время профессиям. В связи с этим трудовая деятельность осужденных остается одним из приоритетных направлений в деятельности Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Тамбовской области. Труд в колониях - это возможность безболезненной социальной адаптации осужденных после освобождения. Производственная деятельность УФСИН России по Тамбовской области направлена в первую очередь на вовлечение в трудовой процесс максимального количества осужденных, приобретение ими профессиональных навыков с целью формирования у них позитивного отношения к общественно-полезному труду.

ИСТОРИЯ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ТАМБОВСКОЙ ОБЛАСТИ Читать дальше...